Коммуникативное поведение неравностатусных субъектов медицинского дискурса (на материале немецкого языка)



На правах рукописи


СИДОРОВА Наталия Юрьевна


КОММУНИКАТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НЕРАВНОСТАТУСНЫХ СУБЪЕКТОВ МЕДИЦИНСКОГО ДИСКУРСА

(на материале немецкого языка)


Специальность 10.02.04 – Германские языки


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Волгоград – 2008


Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный университет»


Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

^ Николай Леонидович Шамне


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Евгений Александрович Пименов

(Кемеровский государственный университет)

кандидат филологических наук, доцент

^ Светлана Салаватовна Тахтарова

(Волжский гуманитарный институт (филиал) Волгоградского государственного университета)


Ведущая организация:

Волгоградский государственный педагогический университет



Защита диссертации состоится «10» декабря 2008 года в 1200 часов на заседании диссертационного совета Д 212.029.05 в Волгоградском государственном университете: 400062, г. Волгоград, проспект Университетский 100, ауд. 2-05 В.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного университета.


Автореферат разослан «___» _______________ 2008 г.



Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук, доцент




М.В. Косова

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данная работа посвящена медицинскому типу институционального дискурса.

Актуальность темы определяется недостаточной исследованностью особенностей такой ведущей формы коммуникации в медицинской сфере, как диалог; невыясненным остается коммуникативное поведение неравностатусных субъектов медицинского дискурса и влияние общеязыковых закономерностей на специализированный диалог. Актуальность определяется также необходимостью более подробного, комплексного описания речевых стратегий и тактик, что позволяет выработать приемы, способы, средства достижения понимания в условиях неравностатусного общения.

Объектом настоящего исследования является медицинский дискурс, отражающий профессиональное общение врача с взрослым пациентом, врача с пациентом-ребенком и его родителями с целью оказания медицинской помощи.

Предметом исследования выступают характеристики речевых стратегий, тактик, действий в медицинском дискурсе и их влияние на достижение взаимопонимания.

Цель исследования состоит в установлении закономерностей коммуникативного поведения неравностатусных субъектов медицинского дискурса.

Поставленная цель обусловила решение следующих основных задач:

– выявить специфику конститутивных признаков институционального медицинского дискурса;

– определить основные и вспомогательные речевые стратегии и тактики в медицинском дискурсе;

– установить закономерности репрезентации речевых действий в медицинском дискурсе;

– выявить способы достижения взаимопонимания в пространстве медицинского дискурса.

В основу данного исследования положена гипотеза: коммуникативное поведение субъектов медицинского дискурса представляет собой иерархию основных и вспомогательных речевых стратегий и тактик, последовательность речевых действий, определенная реализация которых способствует преодолению асимметричности общения.

Материалом исследования послужил корпус транскриптов диалогов, находящихся в свободном доступе в Интернете, всего около 1300 фрагментов, между врачом и взрослым пациентом, врачом, пациентом-ребенком и его родителями, которые были записаны в клиниках (в том числе в детских клиниках) г. Гамбурга и г. Берлина немецкими исследователями J. Lalouschek, W. Montenero, S. Streck, S. Wirth.

^ Методологическими основами диссертационной работы послужили положения о коммуникативной структуре языка (Н.Д. Арутюнова, В.В. Богданов, В.А. Звегинцев, Л.Р. Зиндер, О.С. Иссерс, В.И. Карасик, М.Л. Макаров, Ю.В. Рождественский, П. Серио, К.А. Филиппов); о понимании и интерпретации, которые представляют собой междисциплинарные проблемы (Н.Д. Арутюнова, А.Е. Бочкарев, Л.Г. Васильев, В.З. Демьянков, Н.Н. Золина, Н.И. Колодина, А.А. Масленникова, Р.П. Мильруд, М.К. Носкова, А.А. Пузырей, Ю.И. Сватко, Н.Л. Шамне); о дискурсе в рамках определенного социального института как сложном промежуточном образовании между речью и вербализованным текстом (М.М. Бахтин, В.Г. Борботько, В.И. Карасик, В.А. Маслова, Е.В. Падучева, Г.Г. Почепцов, А.А. Романов, Ю.С. Степанов, Л.П. Чахоян, Н.Ю. Шведова, Е.И. Шейгал); о медицинском дискурсе как коммуникативной деятельности в сфере общения «врачпациент» (Л.С. Бейлинсон, Н.В. Гончаренко, Н.А. Емельянова, В.В. Жура, В.И. Карасик, Е.Н. Малыгина, С.Л. Мишланова, Ю.В. Рудова, J. Lalouschek, M. Lipkin, R. Wodak).

Поставленные задачи и предмет исследования обусловили использование различных методов лингвистического анализа: метода сплошной выборки; описательного метода, включающего в себя понятийный и интерпретативный анализ дискурса, обобщение и классификацию анализируемого материала; метода контекстуального анализа, применяемого для описания системы речевых действий медицинского дискурса и различных способов их репрезентации; семантико-прагматического метода исследования для выявления функций реплик диалога в процессе речевой деятельности, а также метода статистического анализа.

^ Научная новизна заключается в том, что в диссертационном исследовании впервые проводится анализ системы речевых действий и их структуры, реконструкция основных и вспомогательных речевых стратегий и тактик в медицинском дискурсе; описываются средства, способы и приемы достижения взаимопонимания в медицинском дискурсе применительно к современной немецкой лингвокультуре.

^ Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в дальнейшей разработке теории институционального медицинского дискурса, его речевых стратегий и тактик, структуры речевых действий и проблемы взаимопонимания. Работа расширяет научные представления о системе речевых действий медицинского дискурса, средствах достижения взаимопонимания и обогащает исследовательскую базу коммуникативной лингвистики в целом. Полученные данные и сделанные на их основе выводы могут быть применены для анализа других типов дискурса.

^ Практическая ценность работы определяется тем, что полученные результаты могут быть использованы в вузовских теоретических курсах общего языкознания, когнитивной лингвистики, германистики, теории межкультурной коммуникации, сравнительной типологии, лексикологии немецкого языка, на практических занятиях при обучении немецкому языку, как иностранному, а также при разработке учебно-методических пособий для студентов медицинских вузов. Материал исследования может служить для разработки тематики курсовых и дипломных работ.

^ Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на заседании кафедры немецкой филологии ВолГУ. Основные положения предпринятого исследования нашли отражение в докладах, сделанных на научном семинаре кафедры немецкой филологии «Пространство в языке и речи: лингвистические проблемы изучения и описания» (Волгоград 2007, 2008), межрегиональной научной конференции «Коммуникативные аспекты современной лингвистики и методики преподавания иностранных языков» (Волгоград 2007), международных научных конференциях «Вопросы современной филологии и методики обучения языкам в ВУЗе и школе» (Пенза 2007), «Этногерменевтика и когнитивная лингвистика» (Кемерово 2008), «Коммуникативные аспекты современной лингвистики и лингводидактики» (Волгоград 2008), «Язык. Культура. Коммуникация» (Волгоград 2008). Основное содержание работы отражено в 7 публикациях общим объемом 2,4 п.л. Одна статья опубликована в научном журнале, рекомендуемом ВАК РФ.

Проведенное исследование позволяет вынести на защиту следующие положения:

1. Специфика институционального типа медицинского дискурса заключается в асимметрии общения врача и пациента, в результате которой возникает проблема непонимания.

2. К основным стратегиям медицинского дискурса относятся предваряющая, лечащая, рекомендующая, объясняющая и диагностирующая. Вспомогательными стратегиями являются прагматическая, диалоговая и риторическая. Прагматическая стратегия реализуется при помощи контактоустанавливающих тактик, диалоговая – при помощи контролирующих тактик, риторическая – при помощи тактики привлечения внимания. Стратегии речевого поведения врача преобладают над стратегиями речевого поведения пациента.

3. Репрезентация речевых действий в медицинском дискурсе осуществляется в вопросно-ответной форме. Основными речевыми действиями в медицинском дискурсе являются информирующие, побудительные, оценочно-модальные, контактивные, метакоммуникативные.

4. Способы достижения взаимопонимания в пространстве медицинского дискурса характеризуются смешением «языков» врача и пациента, а именно использованием реактивных частиц поддержания контакта; экспрессивных средств с оценочными компонентами; усилительных частиц и междометий; равномерного переключения ролей «говорящий-слушающий» с помощью финальных частиц; проверки понимания информации с помощью резюмирующих высказываний, открытых вопросов или повторения части высказывания слушающим; вольным употреблением терминов для облегчения понимания.

Структура работы состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии (221 наименование), списка использованных источников и словарей.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается выбор темы, актуальность, новизна предпринятого диссертационного исследования, определяются цели и задачи работы, раскрывается теоретическая и практическая значимость, описываются используемые методы исследования и формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Проблемы понимания и интерпретации в пространстве медицинского дискурса» рассматриваются теоретические вопросы пространства дискурса и проблемы понимания, а также семантика пространства медицинского дискурса.

В реферируемом диссертационном исследовании пространство дискурса рассматривается в рамках современной тенденции развития лингвистики и смежных с ней дисциплин, способствующих появлению новых областей анализа, к которым относится дискурс. Пространство дискурса в широком смысле нацелено на изучение речи человека и речевого взаимодействия, что предусматривает исследование интенций говорящих, стратегий порождения и понимания речи с учетом психологических и социокультурных правил в интерактивных условиях. Под пространственными отношениями в языке понимают способ выражения пространственного представления о мире в языковой форме (Н.Л. Шамне). В рамках теории пространства дискурса исследователи анализируют вопросы лингвистической семантики (Б.Ю. Городецкий, В.А. Звегинцев, А.Е. Кибрик, В.В. Раскин и др.), в связи с этим используют понятие семантического пространства дискурса.

Анализ различных подходов к пониманию дискурса позволяет выделить несколько аспектов его исследования: во-первых, это понимание дискурса как образования выше уровня предложения (В.А. Звегинцев, М.Л. Макаров, П. Серио); во-вторых, это понимание дискурса как употребления языка (М.Л. Макаров, П. Серио); в-третьих, понимание дискурса как функционирования языка в реальном времени (Н.Д. Арутюнова, М.Л. Макаров и др.). Отсутствие единой дефиниции связано с междисциплинарным характером дискурса, находящимся на стыке лингвистики, психологии, социологии и других наук.

Важным принципом разграничения дискурса представляется противопоставление устного и письменного дискурса. Разграничение устного и письменного дискурса лежит в канале передачи информации. При устном дискурсе используется акустический канал, при письменном – визуальный (А.Е. Кибрик, К.А. Филиппов). Ограниченность такого подхода проявляется в том, что в некоторых случаях одно и то же коммуникативное событие можно рассматривать как устный, так и письменный дискурс (М.Л. Макаров). В реферируемом диссертационном исследовании термин «устная речь» используется для обозначения спонтанной речи в прямой коммуникации (G. Solmecke), а термин «дискурс» объединяет все параметры, свойственные тексту и речи (В.В. Богданов).

Исследователи отмечают принадлежность дискурса области социолингвистики, а текста – области лингвистики. Согласно данному разграничению дискурсивная деятельность сведена к социально ориентированному речевому проявлению, а дискурс характеризуется актуальностью, реальностью и событийностью, прикрепленностью ко времени и месту (Н.Д. Арутюнова, Э. Бенвенист, М.В. Йоргенсен, А.К. Михальская, Л.Дж. Филлипс, Е.И. Шейгал, G. Kress).

В функционально ориентированных исследованиях прослеживается тенденция противопоставления текста и дискурса: актуальность vs. виртуальность, процесс vs. продукт, функциональность vs. структурность, динамичность vs. статичность, согласно которой предложение и текст принадлежат уровню языка (категории грамматики), а высказывание и дискурс – уровню языкового общения (категории дискурс-анализа). Под высказыванием понимается минимальная дискурсивная единица или предельная единица анализа дискурса, обладающая ситуативностью и контекстуальностью, особым лексическим наполнением и интонацией, предназначение которой состоит в передаче мысли. В работе используется также термин «реплика», под которым понимаются слова одного из собеседников, ограниченные речью другого собеседника. Реплика, наряду с высказыванием, является основной коммуникативной единицей, минимальное количество реплик составляет диалогическое единство.

Несмотря на то, что анализ дискурса осуществляется с различных позиций, исследователи считают, что статическая модель языка не соответствует его природе, при этом динамическая модель языка должна основываться на коммуникации, поскольку общение происходит в коммуникативных ситуациях, которые необходимо рассматривать в культурном контексте. Коммуникация включает докоммуникативную и посткоммуникативную стадии. Текст как продукт коммуникации исследуется в трех направлениях, которые условно разделяют на прагмалингвистическое, диалогическое и культурологическое (В.И. Карасик).

Прагмалингвистика выделяется как область лингвистических исследований, имеющая своим объектом отношение между языковыми единицами и условиями их употребления в определенном коммуникативно-прагматическом пространстве (Н.Д. Арутюнова, В.В. Богданов, Д. Вундерлих, Х.П. Грайс, Т.А. ван Дейк, А.Е. Кибрик, И.М. Кобозева, С. Левинсон, Дж. Лич, М.Л. Макаров, Е.В. Падучева, Г.Г. Почепцов, А.А. Романов, И.П. Сусов, Д. Хаймс, Л.П. Чахоян, и мн. др.). В основе диалогического подхода лежит положение о том, что диалог является основной формой дискурса, обладающей определенными особенностями и имеющей собственную структуру, отличную от монолога; число участников диалога может быть два и более. Диалог привлекает внимание ученых определенным порядком коммуникативных ходов, структурой речевых действий (В.Г. Борботько, Т.М. Дридзе, М.Л. Макаров, Н.Ю. Шведова и др.). Лингвокультурный подход рассматривает взаимодействие дискурса и культуры, порождающих коммуникативную компетенцию, лежащую в основе общения (Н.Д. Арутюнова, Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, В.А. Маслова и др.).

Ни одна из классификаций не может в полной мере отразить многообразие дискурса и учесть характеристики речевого общения, поэтому направления в исследовании дискурса дополняют друг друга. Анализ существующих определений дискурса позволяет прийти к его пониманию как коммуникативной деятельности, которая объединяет параметры текста и речи и характеризуется актуальностью, реальностью и событийностью.

Важным условием общения является понимание коммуникантами друг друга и распознание намерений говорящего. Вслед за Н.Л. Шамне, мы определяем процесс понимания как установление связей, способствующих идентификации нового при помощи уже известного (Шамне 1999). Процесс понимания непосредственно связан с имеющимися у индивида фоновыми знаниями, пресуппозициями (В.Г. Гак), под которыми понимают информацию, «предваряющую толкование всякого языкового выражения» (Бочкарев 2003). Понимание высказывания проходит три этапа: восприятие речи, понимание общего значения, понимание подтекста высказывания, поэтому связано с «поиском общей линии высказывания», вербализуемой лексическими и синтаксическими средствами (Лурия 2008).

В некоторых исследованиях разграничивают языковую, речевую и коммуникативную компетенции (Костомаров 1990). В соответствии с таким подходом под языковой компетенцией понимают совокупность знаний; речевая компетенция предполагает овладение знаниями и навыками общения в конкретной ситуации; коммуникативная компетенция рассматривается как языковая способность в сфере построения и идентификации высказывания. В научной литературе используются понятия «понимание» и «интерпретация», которые учитываются нами при анализе медицинского дискурса, с одной стороны, как два различных процесса (Н.И. Колодина), с другой стороны, «интерпретация» является более общим понятием «понимания» (Шамне 1999).

При анализе проблемы понимания необходимо разграничивать «понимание» и «недоразумение» как разновидности понятия «интерпретация». Исследователи рассматривают «понимание» как оценочный метатермин во взаимодействии различных аспектов и дают определенные характеристики в их рамках. Понимание характеризуется с точки зрения взаимодействия нескольких аспектов: использования языкового знания, построения интерпретаций, освоения сказанного, намерения и мотивация высказывания, осознания нетождественности внутреннего и модельного миров и различных отношений внутри модельного и внутреннего миров, соотнесения модельного мира, запаса знаний об объективном мире и интерпретации с линией поведения интерпретатора, выбора «тональности» понимания. Если понимание возможно в совокупности всех аспектов и при их совпадении, то особенность понятия «недоразумение» состоит в различной оценке коммуникантами одного или нескольких аспектов (В.З. Демьянков, Н.Л. Шамне). Анализируя проблемы неверного понимания, исходят из таких явлений, как нарушение коммуникативной нормы (В.Д. Девкин), коммуникативные неудачи и помехи (С.И. Виноградов), которые порождают неправильную интерпретацию.

Медицинский дискурс как один из типов институционального дискурса достаточно подвижен, исторически изменчив, его участниками являются врач, пациент, родственники пациента, медсестра, психолог. Особое семантическое пространство медицинского дискурса возникло благодаря специфике структурной организации института медицины и формируется в сознании участников коммуникации в результате стереотипов поведения на разных уровнях (Л.С. Бейлинсон, Н.В. Гончаренко, В.В. Жура, J. Lalouschek, W. Nothdurft, J. Nordmeyer, J. Siegrist, S. Streck и др.). Под медицинским дискурсом мы понимаем коммуникативную деятельность в сфере общения «врач-пациент», которая является составным элементом системы институциональных дискурсов и имеет универсальные и специфические дискурсивные признаки.

Анализу подвергается устный медицинский дискурс, институциональность которого определяется неравным статусом врача и пациента, вовлеченных в ситуацию общения, синхронизированностью, спонтанностью/подготовленностью, обратной связью.

Во второй главе предпринятого исследования «Речевые стратегии и тактики и проблема понимания в медицинском дискурсе» определяются основные и вспомогательные стратегии и тактики, используемые врачом и пациентом, а также параметры выделения понятий понимания и неверного понимания в медицинском дискурсе.

В современных исследованиях стратегий и тактик различных дискурсов определилось два основных направления: описание и составление универсальных типологий речевых стратегий и тактик и анализ стратегий определенных типов дискурса. Особый интерес представляет прежде всего второе направление в рамках которого стратегии и тактики врача (в силу его доминантного положения в общении с пациентом) понимаются как совокупность заранее запланированных и реализуемых в общении действий, направленных на достижение коммуникативной цели.

Опираясь на ранее предложенные типологии (О.Я. Гойхман, Т. ван Дейк, В.З. Демьянков, О.С. Иссерс, В. Кинч, Е.В. Клюева, М.Л. Макаров, Т.М. Надеина, С.А. Сухих, H. Parret, R.J. Zeckhauser) и на проанализированный фактический материал, мы предлагаем разграничить речевые стратегии медицинского дискурса на основные и вспомогательные. К основным стратегиям относятся предваряющие (сбор анамнеза), лечащие (предписывающие), рекомендующие, объясняющие, диагностирующие. Вспомогательные стратегии включают прагматические, диалоговые и риторические. Стратегии реализуются через определенные тактики. Следует отметить содержательные особенности прагматических стратегий, отличающие их от диалоговых и риторических стратегий: они не объясняют и не предоставляют пациенту медицинской информации. С. Вирт предлагает использовать это различие при выделении основных, тесно связанных между собой стратегий: «Kontaktstrategie» и «Akzeptanzstrategie», первые способствуют налаживанию контакта – это фатические реплики приветствия и обращения, вторые используются в практике для подробного расспроса врача о состоянии здоровья пациента (S. Wirth). Стратегии и тактики медицинского дискурса представлены в Схеме 1: «Речевые стратегии и тактики медицинского дискурса».

Функции основных стратегий заключаются в воздействии на пациента; вспомогательных прагматических стратегий – в организации взаимодействия собеседников; риторических стратегий – в эффективном воздействии на собеседника; предваряющих – в контроле за организацией диалога.


Схема 1

предваряющая




о
Основные стратегии
бъясняющая лечащая

рекомендующая диагностирующая



вспомогательные стратегии





Прагматическая

- эмоциональный настрой

- включение в общение


Диалоговая

- контроль инициативы

Риторическая

- привлечение внимания;

- драматизация






Тактики:

Установление контакта;

Эмоциональный настрой;

Запрос информации;

Коррекция модели мира

Тактики:

Контроль над темой;

Контроль над пониманием;

Передача инициативы

Тактики:

Оправдание;

Призыв



Дополненная типология коммуникативных стратегий и тактик имеет следующие особенности: основные и вспомогательные стратегии коррелируют друг с другом; стратегии медицинского дискурса реализуются при помощи тактик, оказывающих эмоциональное воздействие на пациента; из-за асимметрии медицинского дискурса стратегии речевого поведения врача преобладают над стратегиями речевого поведения пациента; использование риторической стратегии (оправдание и призыв) способствует выразительности общения.

Анализ собранного фактического материала позволил выявить случаи непонимания со стороны пациента, которые являются следствием недостаточной компетенции в областях: 1) анатомического строения человека; 2) биологических процессов, происходящих в человеческом организме; 3) медицинской терминологии.

В третьей главе «Система речевых действий и проблема понимания» анализируется система речевых действий в вопросно-ответной форме, которая отражает асимметричность общения врача и пациента и условно подразделяется на информирующие, побудительные, оценочно-модальные, контактивные, метакоммуникативные, а также устанавливаются средства, способы и приемы достижения взаимопонимания.

Вопросно-ответное речевое действие – это форма устной речи, обусловленная принципом чередования стимулов и реакций. В связи с вышесказанным предлагается классификация речевых действий медицинского дискурса с учетом их функциональной и структурной организации в Схеме 2: «Типы речевых действий».

В качестве исходной реплики речевого действия выступает реплика-стимул, которая выполняет функцию сообщения, побуждения, уточнения и запроса информации. Ответная реплика, реплика-реакция, выражает согласие или несогласие на реплику-стимул. При этом согласие может быть полным или частичным, а несогласие включать сомнение и неуверенность.

Проанализированный фактический материал показывает, что средствами речевого контакта в медицинском дискурсе являются вопросы, способствующие установлению контакта (Weißt Du denn was der Narkosearzt macht morgn?); использование малоинформативных слов с целью привлечения внимания (Sag mа1, guck mа1, horch mа1); вежливые вводные реплики проявления интереса (Was möchst Du denn noch fragn?).

Благоприятная атмосфера коммуникации достигается с помощью финальных слов и частиц – ja?, nicht wahr?, verstehen Sie?, а также использованием повторения части предыдущего высказывания (A.: Aber zusätzlich zu den Schmerzen in der Brust. P.: in da Brust).

Используемые врачом и пациентом усилительные частицы и междометия в диалоге могут приобретать различные значения. Проанализированный материал показывает такие значения, как согласие (ja, sicher, aha, na gut, ähä, okay, genau); несогласие (nee, da ging das nich weiter, nein, nö); удивление (nein?, ne?); призывы к соблюдению тишины (psch, pschscht); возражение (na, nich ganz so, aber ansonstn); выражение радости (hehehehe, huch). Помимо средств выражения эмоций, усилительные частицы и междометия в определенных ситуациях могут выполнять роль заполнителей пауз.

Особенностью пространства медицинского дискурса является смешение «языков» врача и пациента, которое возникает из-за необходимости достижения взаимопонимания. С этой целью пациент овладевает необходимой ему терминологией (Colitis ulcerosa, Polyatrithis, Schlaganfallverdacht, Eierstockzyste), которая пересекается с обиходно-просторечной медицинской лексикой (Муоm вместо Муоmа, Spritze вместо Injektion). Диалог врача и пациента включает элементы языка профессионального и повседневного общения (специальные термины и общеупотребительные слова).

В отличие от традиционной моносемантичности немецкие термины болезней имеют англоязычные синонимы: свинка  Ziegepeter и Mumps, оспа  Blattern и Pocken, ветряная оспа  Windpocken и Varizellen; синонимы анатомических терминов, например, кривизна желудка  Magenkrümmung и Magenkurvatur, тризм рта  Maulklemme и Maulsperre. Наблюдается использование полного и сокращенного варианта одного термина, например, варикозный узел  Varixknoten и Varix, ланцет  Lanzenmesser и Lanze, лаборатория  Laboratorium и Labor. Основной причиной использования кратких наименований в медицинском дискурсе является стремление к экономии времени.


Схема 2




Наличие синонимов противоречит требованию точности и однозначности, которым должен соответствовать термин. Медицинские термины, несмотря на наличие синонимов, отличаются стилистической нейтральностью и функциональной закрепленностью.

Проанализированный материал показывает, что понимание выражается повторением части высказывания с помощью финальных слов и реактивных частиц. Процесс понимания опирается на имеющиеся пресуппозиции, которые позволяют оперировать данными и врачу, и пациенту. Проверка понимания осуществляется с помощью резюмирующих высказываний, открытых вопросов. Непонимание выражается повтором слов, звуков, части высказывания, удлинением фраз.

Среди метакоммуникативных высказываний наиболее частотными оказались высказывания, выполняющие контактную, стимулирующую и уточняющую функции. Помимо вопросов побуждение пациента к участию происходит с помощью вопросительных лексических единиц (Ne? ist sie aber Infektfrei, ne?; Hat sie nicht, ne?); сигналов поддержания речевого контакта (ja, hmhm, oh, so, ebn); заполнителей пауз (hmhm, ähm); обращения к пациенту в форме личного местоимения (Du); подмены терминов (Stethoskop-Telefon); резюмирующих реплик (Also, okay). Наблюдается тенденция к деформализации медицинского дискурса посредством неполных и эллиптических вопросов (Damit Du gut Luft kriegst, nich?).

К информирующим речевым действиям медицинского дискурса относятся сообщение, обещание, полное и неполное согласие, возражение. Сообщение включает инициативные реплики и контактивные компоненты, но не содержит усилительных компонентов. Обещание может быть выполнено при соблюдении пациентом определенных условий (ja, natürlich, wenn Du schläfst, das is doch gut); согласие может быть представлено полным и частичным (ja, aber Fieber).

Для информирующих речевых действий медицинского дискурса характерны краткие реплики, примыкающие к предыдущему высказыванию; повторы и хезитативы, являющиеся реакцией говорящего на ситуацию общения или на речь собеседника. Выражение несогласия, отрицания и возражения в диалоге между врачом и пациентом сложно отделить друг от друга.

Анализ диалогической речи в медицинском дискурсе, построенной по принципу чередования стимулов и реакций, дает основание считать основной единицей диалога между врачом и пациентом диалогическое единство, то есть две реплики, которые характеризуются структурной и семантической взаимосвязанностью. Употребление различных заполнителей пауз, повторов, хезитаций не дает возможности четкого разграничения реплик, особенно в выражении ими согласия или несогласия. Ответные реплики в медицинском дискурсе могут быть как синтаксически самостоятельными (M.: ich es Ihnen nicht sagn weil er noch nie irgendwelche Medikamente bekommen hat), так и полностью зависимыми от первой реплики  в этом случае они отличаются краткостью изложения (P.: Kreuzschmerzen).

На основе проведенного анализа побудительных и оценочно-модальных речевых действий медицинского дискурса можно сделать вывод о том, что медицинский дискурс принадлежит к типу институционального дискурса, который сочетает в себе институционально заданные формулы речевого поведения и речевую реализацию эмоционального состояния, то есть этикетные и эмотивные речевые акты. Эмотивные речевые акты реализуются в речи с помощью таких приемов экспрессивизации, как повторы (А.: des is dauernd. Р.: etzt dauernd - i kann net schlafn. А.: seit wann is dauernd?), просодии (huch (lacht), а также средств экспрессивизации, интенсификаторов типа: so, schön , noch nie; например, schön, dieser Zahn hier is sehr schön.

Особенности в общении врача и пациента-ребенка заключаются в попытке врача установить контакт с ребенком. В связи с этим необходимо отметить, что, несмотря на деформализацию общения (использование разговорных слов типа okay и приветствий неофициального типа grüß Dich, обращение к пациенту-ребенку в форме личного местоимения Du, подмена терминов), построение диалога с ребенком в целом ритуализовано так же, как и со взрослым.

^ В заключении подводятся итоги и намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Доказано, что специфика медицинского дискурса заключается в асимметрии общения врача и пациента, в результате которой возникает проблема понимания. Выявлены основные и вспомогательные стратегии медицинского дискурса, особенность которых состоит в том, что стратегии речевого поведения врача преобладают над стратегиями речевого поведения пациента. Определено, что речевые действия врача и пациента осуществляются в вопросно-ответной форме и подразделяются на информирующие, побудительные, оценочно-модальные, контактивные, метакоммуникативные.

В качестве перспективы исследования планируется изучение специфики русского медицинского дискурса и его сопоставление с немецким медицинским дискурсом.

Соискатель имеет 7 опубликованных работ по теме диссертации, общим объемом – 2,4 п.л. Все публикации выполнены без соавторов.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Сидорова, Н.Ю. Побудительные и оценочно-модальные речевые действия в медицинском дискурсе / Н.Ю. Сидорова // Вестник ВолГУ: Сер. 2 – Языкознание. – Вып. 7. – Волгоград, 2008. – С. 171– 174 (0,4 п.л). Статья опубликована в издании, соответствующем списку ВАК РФ.

  2. Сидорова, Н.Ю. Стратегии и тактики медицинского дискурса (на материале немецкого языка) / Н.Ю. Сидорова // Коммуникативные аспекты современной лингвистики и методики преподавания иностранных языков: Материалы межрегиональной научной конференции, г. Волгоград, 8 февраля 2007 г. /Сост. Н.Л. Шамне и др. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2007. – С. 216 – 222 (0,3 п.л).

  3. Сидорова, Н.Ю. Семантика пространства медицинского дискурса: проблемы описания и анализа / Н.Ю. Сидорова // Пространство в языке и речи: лингвистические проблемы изучения и описания: Сборник научных статей. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2007. – С. 66 – 76 (0,5 п.л.).

  4. Сидорова, Н.Ю. Особенности речевых действий медицинского дискурса (на материале немецкого языка) / Н.Ю. Сидорова // Вопросы современной филологии и методики обучения языкам в ВУЗе и школе: сборник статей X Международной научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. – С. 103 – 105 (0,2 п.л).

  5. Сидорова, Н.Ю. Вопросно-ответные речевые действия в медицинском дискурсе (на материале немецкого языка) / Н.Ю. Сидорова // Коммуникативные аспекты современной лингвистики и лингводидактики: Материалы Международной научной конференции, г. Волгоград, 29 января 2008 г. / Сост. Н.Н. Остринская, В.П. Свиридонова, Л.А. Милованова, Н.Л. Шамне и др. - Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2008. – С. 623 – 629 (0,4 п.л).

  6. Сидорова, Н.Ю. Метакоммуникативные речевые действия медицинского дискурса (на примере немецкого языка) / Н.Ю. Сидорова // Лингвистика. Герменевтика. Концептология: Сборник научных трудов, посвящённый 60-летнему юбилею профессора Е.А. Пименова / Отв. Ред. Р.Д. Керимов. – Кемерово: Кемеровский полиграфический комбинат, 2008. – С. 360 – 364 (0,3 п.л).

  7. Сидорова, Н.Ю. Информирующие речевые действия в медицинском дискурсе / Н.Ю. Сидорова // Язык. Культура. Коммуникация: материалы 2-й Международной научной конференции, г. Волгоград, 14 -15 мая 2008 г.: в 2 ч. Ч.1 / ВолГУ; оргкомитет: О.В. Иншаков (пред.) и др..  Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2008.  С. 341-346 (0,3 п.л).



9067188072521054.html
9067311436407193.html
9067340774714892.html
9067406045652503.html
9067458545071528.html